Контент


Глава 4

Исключительные права рисунка

Хорошая новость состоит в том, что для того, чтобы одеваться хорошо, человеку не надо размахивать гобеленами; плохая — что если человек хочет развить уникальный и прочный стиль в одежде, знакомство с исключительными правами рисунка — необходимость. Одежда будет монотонной без графического интереса, созданного различными дизайнами. Это не значит, что ансамбли с множеством рисунков изначально будут более стильными, чем без рисунка. Время от времени, однако, владелец изысканной одежды обнаруживает, что меняет одежду. В некоторые дни он отвергает все, кроме минимального костюма, тогда как в другие он не может остановиться, украшая себя. Вне зависимости от подхода, способность переключаться от одного метода на другой — жизненно важное умение в арсенале одежды любого мужчины. На практическом фронте ловкость в гармонизации одежды с рисунком придать гибкости гардеробу со скромными средствами, так же как увеличить число комбинаций при путешествии с ограниченным багажом.
История моды на рисунок и ее подъема до изысканности в одежде восходит к началу 1920-ых, когда мужчины начали экспериментировать со множеством менее формальной одежды, что было следствием многих часов, проведенных в функциональной одежде Первой Мировой Войны. Одежда с рисунком также представляла собой отход от жесткой, однотонной викторианской одежды предвоенных лет. Новые легкие плывущие линии пиджака вдохновляли мужчин расслабиться и нюхать розы.
Хотя отважный принц Уэльский установил многие из стилей, которые стали идентифицироваться с «городским мужчиной» того времени, возможно, его самым определяющим вкладом в народный вкус был его неутолимый аппетит в смешении рисунков. На протяжении всей своей жизни принц регулярно фотографировался в любом количестве смелых сочетаний клеток, полосок и шотландок. И он носил их все с апломбом, лишенным высокомерия, формально и изысканно без намека на чванство. В то время как его интерес и влечение к одежде были, несомненно, исключительными в анналах современной мужской одежды, его особая любовь к одежде с рисунком была настолько же функцией его Британства, как и его королевское рождение. подробнее»